私は腐って脳ジョー

05:51 

вафля

синус
Люди в костюмах ебут друг друга
переименовал это в Храни мой адрес у себя, нам нужны секреты
сюжетное au, r, drama, может даже сквик потому что удаление конечностей. одной, ДЖЕН. вычитано вордом.
~9к слов, в процессе


i.
Парень лежит под развалинами так глубоко, что если бы он не кричал, его так бы и не нашли. Дерек долго ползёт до него, взвесь пыли в воздухе першит в горле, каменные углы впиваются во все части тела, и нет уверенности в том, что он целым доползёт до пострадавшего. Дерек упорно пробирается вглубь, слушая чужое частое поверхностное дыхание.
Луч фонарика с каски высвечивает красную запачканную ткань и голову с очень короткими волосами. Дерек спрашивает:
- Ты в порядке?
- Не знаю, - слышит Дерек в ответ, парень загибает к нему голову и вверх ногами он видит расширенные зрачки карих глаз и кровь, текущую со лба в волосы.
- Как тебя зовут? - спрашивает Дерек.
- Стайлз.
- Я сейчас осмотрю тебя, Стайлз,- говорит Дерек.
Он замечает, что правую ногу парня придавило глыбой. Но сначала он внимательно осматривает голову Стайлза, поворачивая её в разные стороны. Шея в порядке, на голове ушиб, возможно лёгкое сотрясение.
- С тобой всё будет в порядке,- успокаивает Стайлза Дерек.
- Да,- хрипло протягивает Стайлз,- не врите мне.
- Я не вру, - говорит Дерек.
Он осматривает ногу, до половины голени всё в порядке, но остальная часть ноги скрывается под камнем и наверняка кости сломались.
- Вы хмуритесь, - хрипит Стайлз.
- Нет, - отрицает Дерек, опасаясь следующего вопроса.
- С ногой всё плохо? - вот этого.
- Я посоветуюсь с парнями, посмотрим, что можно сделать, - он положил руку на плечо Стайлза, успокаивая, - мы вытащим тебя отсюда. Я скоро вернусь.
- Куда вы? - Стайлз старается приподняться.
- Я скоро вернусь, - повторяет Дерек, - я пришлю к тебе Эрику.
Дерек ползёт к выходу, Стайлз спрашивает:
- Что случилось?
- Здание обрушилось, а ты оказался в самом низу, - отвечает Дерек. - Но с тобой всё будет в порядке, - добавляет он и повторяет, - я скоро вернусь.

Эрика машет Бойду и ползёт вниз "успокаивать Стайлза, пока я подумаю, что делать". Незадолго до того, как оказаться рядом с пострадавшим, она слышит:
- Успокойся, Стайлз. Всё в порядке. Спокойно. Боже, что же со мной будет. О боже.
- Дерек тебя вытащит, - ободряюще говорит Эрика. - Он спасает жизни, он настоящий супермен.
- Это ещё хуже, чем когда я лежал в больнице однажды.
- Размытые перспективы и отчаяние? - с улыбкой спрашивает Эрика.
- Ты очень красивая, - говорит Стайлз.
- Я знаю, - говорит Эрика. Само собой.
- А грудь покажешь? - усмехается Стайлз.
- Только за предложение руки и сердца, - с ухмылкой отвечает Эрика. - А вообще у меня есть парень.
- Кто он?
- Спасатель, - отвечает Эрика.
- Ясно, - говорит Стайлз.
- Что последнее ты помнишь перед тем, как потерял сознание? - переходит к делу Эрика.
- Мы со Скоттом и Эллисон гуляли по торговому центру, - Стайлз морщится, припоминая. - Я искал подарок для Лидии.
- Кто такая Лидия? Твоя девушка? - спрашивает Эрика.
- Если бы.
- Дерек не оставит тебя здесь, - почему-то говорит Эрика.

Глыба, которая придавила ногу оказалась несущей. Дерек понимает, двигать завалы рискованно, тем более, когда не всё ещё осмотрели, не всех ещё спасли. А ещё он понимает, теперь он стоит перед выбором.
Дерек смотрит на пару пострадавших. Парень со скошенной челюстью обнимает свою подругу не отпуская с тех пор, как их вытащили из-под обломков. Красивое лицо девушки не отражает никаких эмоций. Дерек стоит, смотрит и не хочет идти обратно к Стайлзу. Сообщать плохие новости не очень приятное занятие. Ваш ребёнок задохнулся в пожаре, сочувствую. Ваша мать умерла, соболезную. Мы не сможем вам помочь. Придётся ампутировать тебе ногу, извини.

- Как ты? - спрашивает Дерек, стараясь спросить это нормальным, не мрачным голосом.
- Это вам знать, док, - отвечает Стайлз.
Он не смотрит на Эрику, Эрика смотрит на Дерека, а Дерек не хочет смотреть на Стайлза.
- Я тебе нужна здесь? - спрашивает Эрика.
- Нет, можешь идти, - говорит Дерек. Когда Эрика уходит, Дерек говорит:
- Я не доктор.
- Сколько вам лет, док? - пропускает мимо ушей Стайлз.
- Меня зовут Дерек.
- Сколько тебе лет, Дерек? - снова спрашивает Стайлз.
- Двадцать три, - говорит Дерек.
- А выглядишь старше, - говорит Стайлз.
Дерек молчит некоторое время, Стайлз тоже.
- Нужно время, чтобы помочь тебе, - врёт Дерек.
- Врёшь, - почти кричит Стайлз.
Дерек пару раз глубоко вдыхает, прежде чем сообщить:
- Мне придётся ампутировать тебе ногу.
Ты такой молодой, говорит он мысленно.
Стайлз сначала никак не реагирует, а потом начинает дышать ещё резче и шумнее. Паническая атака.
- Стайлз, - зовёт Дерек, пытаясь успокоить. - Стайлз! - Стайлз не отвечает. Дерек трясёт его за плечи и зовёт пару раз. Теперь у него точно не остаётся выхода.
Дерек снимает каску и перчатки, позволяет внутренней силе выйти наружу и обращает на себя внимание Стайлза. Тот потихоньку перестаёт задыхаться, смотрит с ужасом и, Дереку кажется, с восторгом.
- Оборотень. Обалдеть. Оборотень, - бормочет Стайлз.
- Стайлз, - снова зовёт Дерек. - Есть ещё один вариант. Я могу обратить тебя, но... Если я укушу тебя сейчас, то тебе придётся пробыть здесь дольше, а потом мы её ампутируем, и возможно твоя нога вырастет. Я видел такое однажды. Но есть ещё риск. У некоторых людей врождённый иммунитет к укусу, и тогда ты можешь умереть, - Дерек умалчивает об остальных смертельных вариантах развития событий, в любом случае, Стайлз должен быть готов к смерти.
- Я могу подумать? - дрожащим голосом спрашивает Стайлз, он шумно дышит через нос.
- Не долго. Яд с омертвевшей плоти, - он кивком указывает на придавленную ногу, - может перейти в организм. До краш синдрома есть ещё два часа.
Чем это кончается Дерек не смог уточнить, да и не нужно было.
Стайлз тупо смотрит куда-то вперёд, а потом глухо произносит:
- Режь ногу.
- Ты уверен? - спрашивает Дерек, хотя должен был радоваться тому, что Стайлз отказался. Здесь не тот случай, что был с Бойдом или Эрикой, один стал коматозником без шансов на пробуждение, а другая болела раком и ей оставалась пара месяцев. Не тот случай, убеждал себя Дерек. Не тот.
- Режь ногу, - повторяет Стайлз, сжимая кулаки. Его колотит сильная дрожь, но уверенность в голосе заставляет Дерека подхватить перчатки, надеть каску и ползти наверх.

- Дай мне это сделать, Дерек. Здесь ещё куча людей1, которым нужна помощь, - говорит Эрика.
- Ему я тоже нужен, - говорит Дерек на ходу.
- Дерек!
- Только попробуй меня остановить, - угрожает Дерек.

- Как ты? - спрашивает Дерек, вернувшись с инструментами.
- Воздуха не хватает, - хрипит Стайлз, облизывая губу.
Кислорода мало, горячий воздух спирает лёгкие, на лбу у Стайлза выступил пот.
- Так. Хорошо. Сейчас я всё сделаю, - бормочет Дерек.
Он подползает к камню и просит Стайлза подогнуть левую ногу.
- Это - скальпель, - говорит Дерек, показывая Стайлзу, - им я разрежу мягкие ткани. А это - электропила, - он поднимает её и разворачивает ткань, - ей я распилю кости. В голени есть две кости,- он приподнимает средний и указательный пальцы вверх, - так что придётся потерпеть, но я постараюсь сделать всё как можно быстрее. Обезболивание может вызвать остановку дыхания, это немного снимет боль. И я смогу взять часть твоей боли себе, но...
- Будет очень больно? - дрожащим голосом спрашивает Стайлз. Из уголков его глаз текут слёзы.
- Такую боль ты ещё не испытывал, - честно отвечает Дерек.
Стайлз мелко кивает. Он готов.
Дерек разрезает ткань штанов и протирает кожу йодом. Он берёт скальпель и Стайлз говорит:
- Эй, док.
- Да? -Дерек взмок.
- Пойдёшь со мной на свидание? - с усмешкой спрашивает Стайлз.
- И отвезу туда, куда не ступала нога человека, - Дерек облизывает пот с верхней губы. - Готов?
Стайлз кивает. Он будет в порядке. Дерек видит это в его взгляде.
Дерек прорезает скальпелем кожу.
Стайлз кричит.
Дерек держит руку на второй ноге Стайлза, вены налились чёрным. Дерек морщится.
Стайлз кричит.
С жужжанием работает электропила.


ii.
Стайлз открывает глаза и видит белый потолок. У него болит правая нога и член, но он не спешит опускать глаза. Страх маленькими пауками бегает по сознанию, желудок сжимается, на лбу выступает холодный пот. Стайлз не верит в происходящее. Стайлз не верит в произошедшее. Всё это абсурдно и нереально. Это не могло случиться с ним. Бросьте. Он же Стайлз. Простой лузер, который обожает фастфуд, любит одну девчонку с детского сада и сидит на скамейке запасных во время матча. Такое не происходит с обычными людьми. Справа от него пикает кардиомонитор.
Он лежит, уставившись в потолок до тех пор, пока кто-то не заходит в палату.
- Очнулся? – спрашивает Мелисса.
- Почему у меня болит член? – прямо спрашивает Стайлз, неподвижно.
- Тебе поставили катетер, на всякий случай, - отвечает миссис МакКолл.
- Скажите мне, что это сон, - хрипло говорит Стайлз.
- Милый… - в голосе Мелиссы он слышит жалость. – Ничего страшного, слышишь? Ты отделался лучшим. По сравнению с другими...
- Не лучше, - повышает тон Стайлз, глядя в верх. – Не лучше других.
Он сжимает ткань зелёного одеяла, оно наверняка зелёное, и не пытается скрыть злобу.
- Стайлз, - ей нечего сказать. Никому нечего сказать.
- Я бы, - он запинается и сглатывает, - я бы хотел побыть один.
- Хорошо, - соглашается Мелисса и уходит.
Он набирается храбрости, для этого нужна храбрость. Стайлз глубоко дышит, его трясёт, но он садится на кровати с закрытыми глазами, подтягивается на руках и не хочет двигать ногами.
- Так, спокойно, - говорит он самому себе. – Я справлюсь, это ведь не конец света. Я справлюсь.
Он весь вспотел, по спине бежит холодок, и он открывает глаза.
Пастельно-зелёное одеяло укрывает ноги. Сначала Стайлз смотрит на левую, ту, которая не болит. Она в порядке. Он не обращает внимания на вторую ногу, шевелит пальцами ног на левой, одеяло над ними волнами то поднимается, то опадает. Теперь правая. От бедра до колена одеяло сморщилось, но болит не там. Болит ниже. Стайлз медленно переводит взгляд дальше, колено, с коленом тоже всё нормально, такое же костлявое и волосатое, наверняка. А дальше. Дальше он не может смотреть. Стайлз медлит, но заставляет себя, он готов. Вот колено, начинается голень, с голенью всё в порядке, может это всё шутка? Может над ним так насмехаются? Голень целая и невредимая, кончается по середине.
- Нет, - говорит Стайлз, - нет, нет, нет.
Слёзы наворачиваются на глаза, он до последних сил держался как мужчина. Стайлз сгибает колено, обрубок голени поднимается, и её конец тут же обжигает болью.
- Нет-нет-нет.
Он рывком скидывает одеяло, и видит, как аккуратно нога кончается там, где не нужно. Она не должна там кончаться, Стайлз ведь почти чувствует правую ступню, наверняка чувствует, что за оптические фокусы.
- Нет, - выдыхает Стайлз. Дыхания не хватает, кардиомонитор пищит, в глазах темнеет. Стайлз пытается вдохнуть ещё чуть-чуть, пытается.
«Нет», - раздаётся в голове не прекращаясь. Стайлз пытается вдохнуть, слёзы стекают по лицу, губы кривятся в немом крике. Он задыхается и последнее, что он помнит, это как Мелисса и кто-то ещё приподнимают его и достают кислородную маску.

- Стайлз, - он слышит голос сквозь сонное марево.
- Папа, - сипит Стайлз. На нём до сих пор кислородная маска, так что он стягивает её со рта, и снова говорит, - папа, - его голос дрожит, брови оказываются у переносицы, а уголки губ стремятся вниз.
Стайлз плачет. Рыдает, как ребёнок. Отец сидит на краю кровати, прижимает его к себе и укачивает, он тоже плачет, его слёзы холодят голову, и от этого Стайлз плачет ещё сильнее, навзрыд. Он трясётся и комкает руке папину клетчатую рубашку.
Когда от слёз остаётся только икота и дрожащее дыхание, он отпускает отца. Стайлз утирает слёзы и спрашивает:
- Как дела дома, пап?
- Нормально, - говорит отец, он шмыгает носом и ладонями проводит по всё ещё влажным глазам. – Ем бургеры каждый день.
- Наслаждайся, пока есть возможность, - Стайлз грустно смеётся и икает.
Отец кладёт руку на его плечо и ободряюще говорит:
- Всё будет хорошо, Стайлз. Мы справимся.
- Да, справимся, - гундосит Стайлз и кивает, подавляя подступающие слёзы.
Они сидят так несколько минут, пока Стайлз наконец не говорит:
- Ладно, пап. Иди отдохни, тебе явно надо поспать.
- Я могу посидеть с тобой ещё, - начинает отец.
- Пока, пап, - настаивает он. – А то я опять расплачусь и потеряю в своих глазах статус крутого парня.
- Пока, - прощается отец, улыбается и треплет его по голове напоследок.

После обеда заходит Скотт. Он смотрит на его ногу и его лицо грустнеет сильнее.
- Клянусь, если ты расплачешься, я кину в тебя этот стакан, - говорит Стайлз и машет стаканом.
- Хорошо, не буду, - улыбается Скотт.
- Что я пропустил в школе? Приезжал президент и жал всем руки? Джексон сделал Лидии предложение и теперь у меня точно нет ни единого шанса? – весело спрашивает Стайлз.
- Да ничего особого. Знаешь, я не рассказал пока никому, что с тобой случилось, - говорит Скотт.
- Хорошо, - кивает Стайлз, - а когда я приду в школу и начнутся расспросы, я скажу, что отлучался по секретному заданию от ФБР.
- Никто тебе не поверит, Коди Бэнкс, - усмехается Скотт.
- Агентам никто никогда не верит, ты забыл? – замечает Стайлз.

Иногда Стайлзу становится хуже, он злится на всех и грубит врачам, но ничего не может с этим поделать. И не хочет. По ночам, когда хочется в туалет, он встаёт с постели на обе ноги и почти падает, успевая ухватиться за край кушетки. Он злится.
Иногда, когда его настроение немного улучшается, Стайлз старается не думать о том, что позвал Главного Спасателя Бикон Хиллз на свидание, а тот, кажется, обещал показать ему звёзды. Или что-то такое, связанное со Стар Треком. И ещё он оборотень. Странно, но даже это не вызывает в нём интерес. Ему, Стайлзу, совершенно плевать на это.
«Я подумаю об этом, когда справлюсь с депрессией,» - думает Стайлз.

Стайлз сидит в кровати и пытается сосредоточится на домашнем задании, которое он попросил у Скотта, но его мысли всё время падают в бездну «я больше ничего не смогу сделать», и знание того, что он не прав не помогает. Стайлз слышит звук открывающих дверей и в его палату входит он. Спасатель Дерек.
- Привет, - говорит он. На нём кожаная куртка и щетина на подбородке.
- Привет, - удивлённо здоровается Стайлз. – Не ожидал тебя.
- Ну, я подумал, что нам стоит познакомиться поближе перед тем, как я отвезу тебя на свидание, - сказал он. – А если серьёзно, я приехал узнать, как ты. Извини, что раньше не получилось. Можно? – Дерек указывает на стул у стены.
- Конечно, - разрешает Стайлз. В голове у него ни единой нормальной мысли. Он молчит.
- Ну и как ты? – спрашивает Дерек серьёзно.
- Я нормально, - Стайлз трёт зудящий конец ноги, которую забинтовали сильнее, чем обычно.
Дерек кивает головой и ничего не говорит.
- Слушай, мне вот интересно, а что делают с той частью ноги, которую отрубили? Оставляют на улице? Берут как вещь док для судебных разборок? Боже, ты ведь не хранишь мою ногу в своём морозильнике? – на Стайлза обрушивается водопад дурацких мыслей, который он не может остановить.
- Что? Нет, - Дерек кажется сбитым с толку. Он чешет голову и говорит, - если честно, я и сам не знаю. Мы отдали твою ногу медикам, когда они за тобой приехали.
Стайлз мычит что-то типа «понял» и «ясно».
- Долго тебя здесь будут держать?
- Была б моя воля, я бы сбежал, - говорит Стайлз, - но с одним костылём не сбежишь, так что… врач сказал, через пару недель.
- Хорошо, - говорит Дерек. – Я не знаю, смогу ли навестить тебя ещё раз до того, как тебя выпишут.
Стайлзу неловко спрашивать, почему, но он чувствует лёгкую обиду.
- Спасибо, что спас мне жизнь, - говорит он, - просто я, я всё ещё не могу оправиться. Я даже рыдал пару раз, так что показал всем, кто тут самый клёвый парень. Понимаешь, я думал, со мной такого никогда не произойдёт, я же… это я. Ничего необычного, сама обыденность, и когда я иногда гуляю по этажу на меня так смотрят, как будто я арабская девочка, которой не дают учиться в школе, или щенок, которого выбросили зимой, и я их всех ненавижу, понимаешь? У них есть две пары конечностей, а у меня нет. Почему у меня нет? Почему я?
- Эй, - прерывает его Дерек. Он подходит ближе, наклоняется и смотрит ему в глаза. – Успокойся. Нужно всегда, во что бы то ни стало, стараться быть спокойным. Вот здесь, - он стучит пальцем по его виску, - нужно держать себя в руках.
- Да, я, я понял, - кивает Стайлз, подходящей истерики как будто не было, и сейчас его волнует, что Дерек так близко. Людям нельзя быть так близко, это неудобно. Очень неудобно. Он облизывает губы и переводит тему, – Так, значит, оборотень? Ты поэтому не сможешь прийти? Всякие оборотнические штучки?
- Эм. Да, - кивает Дерек и отстраняется. – Знаешь, на самом деле мне уже пора идти, но перед тем, как уйти я хотел спросить…
- Укус не поможет, нога вряд ли отрастёт обратно, - перебивает его Стайлз.
- Да нет, я знаю, я хотел спросить твой номер телефона, - серьёзно продолжает Дерек.
- А, да. Конечно, - смущается Стайлз, - записывай.

Визит Дерека ненадолго приводит Стайлза в чувства, и он даже успевает сделать всё домашнее задание перед тем, как все вещи теряют смысл. Дерек не пишет, не то, чтобы он надеялся на короткие смешные смс. Стайлз вообще натурал, он не должен ни на что надеяться, но от того, что к нему заходят только сочувствующие отец, Скотт, Мелисса и медперсонал, ему снова начинают сниться кошмары про оборотней, которые откусывают ему ногу, а потом и все остальные конечности. Он не высыпается, настроение скачет от «я переживу» до «откройте окно, я полетаю».

Спустя пару недель истерик, кидания в стены всего, что подвернётся под руку, и двух панических атак, всё, что он видит не имеет цвета. Блёклые, серые вещи, люди сливаются в один цвет. Звуки приглушены. Только кардиомонитор раздражающе пикает. Стайлз водит взглядом по комнате. У под глазами синяки от недосыпа и грязные всклокоченные волосы.
- Друг, - зовёт Скотт.
Скотт уже несколько минут молча сидит и пытается заговорить.
- Я… мне… ну как дела? – в конце концов спрашивает он.
- Всё путём, чувак, - фальшиво обыденно говорит Стайлз и взмахивает рукой к себе, - я всего лишь лишился ступни, пустяк. Просто мне никогда не стать Шакил О’Нилом. Мы ведь уже говорили об этом.
- Кем? – переспрашивает Скотт.
- Знаешь, - бодро продолжает Стайлз, - я уже смирился и принял всё, как есть, так что тебе не о чем беспокоиться. И вообще, у меня через два часа запланирован поход к ортопеду, папа прийти не сможет, так что подваливай, будешь командой поддержки и первым увидишь мою сексуальную железную щиколотку, - он запинается и сглатывает ком в горле.
- Стайлз… - говорит Скотт, и в его голосе слышно то самое чувство. Чувство, которое Стайлз ненавидит больше всего.
«Бедный, бедный мальчик,» - вот что сказала ему одна медсестра, когда меняла капельницу и перевязывала ногу.
- Мне так жаль, - выдавливает Скотт.
- Чувак не надо, - угрожает Стайлз.
- Но мне правда…
- Не нужна мне твоя жалость, - кричит Стайлз. – Ничья жалость! С тех пор, как я здесь оказался меня все жалеют! – он вспоминает, как в детстве его все жалели и пытались обнять, когда мама умерла.
- Это не жалость, друг, - говорит Скотт, - это сожаление.
Они молчат.
- Эй! – непринуждённо подбадривает Стайлз, и тычет в плечо друга кулаком. - Проехали. Хватит киснуть. У нас скоро матч, тебе нужно быть в форме. И мне тоже, я приду и буду сидеть на скамейке запасных, так что никто и не заметит, что я, - опять запинается он. – Короче, увидимся через два часа, - он машет рукой.
Скотт с мрачным лицом выходит из палаты.
Господи. Ему выделили отдельную палату. Интересно, сколько они с отцом теперь должны страховой кампании. Стайлз очень, очень надеется, что нисколько. Родители делали страховые выплаты ещё с его рождения.

Через два часа приходит медсестра с креслом-коляской и помогает ему сесть в неё. Фланелевое… Стайлз называет это платьем, фланелевое платье с завязочками на спине задирается и грозит распахнуться. Несмотря на то, что этой женщине совершенно наплевать на юношеское смущение, это неловко. И раздражает. Хорошо, что из него ещё давно вынули катетер, когда он показал им, что может справлять нужду стоя.
Скотт стоит у входной двери, когда он, спровадив медсестру, подкатывает к нужному кабинету. Стайлз благодарен другу, потому что он не даёт ему впасть в более сильную депрессию. Наверное.
- А, мистер Стилински, - здоровается хирург-ортопед. Он старый, у него большой нос и лысина на голове с седыми волосами по бокам. – А я вас заждался, - он протягивает руку.
Стайлз подъезжает и пожимает его руку. Она смуглая, сухая, твёрдая и тёплая. Ладонь мужчины на страже здоровья. Стайлз замечает это, но оно не вызывает никаких радостных чувств.
- У меня для вас готов, - мужчина подходит к белым шкафчикам и достаёт с полки коробку, - ваш временный протез. Вы наденете его через пару недель, поносите несколько месяцев, а потом мы сделаем для вас другой протез, который будет намного удобнее временного.
«Потому что он будет на всю жизнь,» - мысленно продолжает фразу Стайлз.
- Спасибо, доктор, - он не называет его по имени, потому что быстро забыл его. Не щуриться же ему сейчас, чтобы прочесть надпись на бейдже.
- Примеришь его? – предлагает Скотт.
- Я для этого сюда и пришёл, - говорит Стайлз.
- Пожалуйста, - мужчина протягивает ему протез.
Стайлз внимательно осматривает его, трогает и вертит в руках. Выглядит он как железная палка с резиновой ступнёй на одном конце и с таким же гнездом для голени на другом. Обычный. Он уже видел такие по телевизору. Только не думал, что сам будет носить.
Протез неудобный, слишком плотно сжимает ногу, и она болит на конце.

Когда его выписывают из больницы, Стайлз рад. С собой ему дают временный протез на выход и пару костылей для дома. Он садится в полицейскую машину отца и первым делом просит его заехать за фастфудом.
- Радуйся, папа, - говори он со ртом, полным картошки фри, - это твоя последняя вредная еда.
- Ладно, - говорит отец, откусывая от двойного гамбургера.
- На ужин я потушу нам капусту. У нас ведь есть капуста?
- Я выкинул её, когда она начала портиться, так что заедем за продуктами.
Разговоры о еде отвлекают от мрачных мыслей, а картошка делает всё не таким мрачным.
- Одну капусту, пакет брокколи, картошку, морковь и спагетти, - заказывает Стайлз, когда они паркуются на стоянке супермаркета.
- Хорошо, - говорит отец и выходит из машины.
- И ещё сока, - говорит Стайлз. – И порошок для стирки, - кричит он.
Закатное солнце красит здание в оранжевый, окна ярко отражают свет. Как будто ничего не было. Стайлз выглядывает наружу, через спущенное стекло машины. Свежий воздух освежает.

Ходить по дому с костылями не очень удобно, особенно на лестнице. Приходится опираться на них и вскакивать на каждую ступеньку. Стайлз смотрит наверх, ставит костыли на край ступеньки, опирается на них, они соскальзывают, и он падает назад, больно ударившись головой и спиной об углы, и скатывается на пол. Стайлз остаётся лежать на полу, раздражённо бросает костыли куда-то в сторону и закрывает ладонями лицо. Уже четвёртый раз он падает с лестницы.
Открывается входная дверь, с дежурства возвращается отец.
- Стайлз, - зовёт он. – Ты как?
Стайлз загибает голову и смотрит на перевёрнутого вверх ногами родителя.
- Репетирую пантомиму «Сломанный позвоночник», как тебе?
Папа только качает головой и помогает ему подняться.
- Надо будет сделать себе маленький фуникулёр, - бурчит Стайлз.
- Научишься со временем, - ободряет отец.
- Дааа, - голос Стайлза полон сарказма.
- Да, да, - говорит шериф, - нужно только не отвлекаться.
- Дааа, не отвлекаться получается у меня лучше всего на свете, - продолжает Стайлз в том же духе.
Отец качает головой, вздыхает, похлопывает его по спине и уходит на кухню.

Лидия приглашает Стайлза на свой день рождения. Розовая открытка лежит на полу у входной двери, но он уже знает, что это. Только Лидия приглашает на вечеринки таким устаревшим способом. Стайлз спускается по лестнице, управляясь с одним костылём, он держится за стену и спрыгивает по ступенькам. Он хочет носить протез, но врач твёрдо сказал, что нужно давать ноге отдохнуть.
В кармане штанов вибрирует телефон, и Тейлор Момсен начинает петь You Make Me Wanna Die. Звонит Дерек.
- Привет, - говорит Дерек.
- Привет, - здоровается Стайлз. – Подожди минуту, я сейчас.
Он спускается с лестницы и садится на пол у стены.
- Ну как твои мохнатые дела? – спрашивает он.
- Эм… - мучит Дерек, - всё в порядке. Я хотел спросить, ты свободен сегодня вечером?
- Вообще-то я собирался наготовить папе печёной картошки, а потом мы бы смотрели Топ-модель по-американски, - «как обычно» проносится в голове, - но если у тебя есть вариант получше, то да, я свободен. Я уже знаю, что Рейчел выгонят, её последние фотосессии были ужасны.
- Хорошо, - говорит Дерек, по его голосу слышно, что он улыбается. – Я заеду за тобой в семь, договорились?
- Да, конечно, - соглашается Стайлз.
После отключения связи, он вспоминает, что кое-что забыл. Он отправляет Дереку смс с адресом и добавляет смайлик в конце сообщения.

- Пап, - говорит Стайлз, накладывая картошку в тарелки. С протезом намного удобнее стоять у плиты. – Я хотел с тобой поговорить кое о чём.
- О чём? – спрашивает отец и садится за стол. Он после дежурства и чертовски голоден, Стайлз уверен, что выбрал подходящий момент.
- Понимаешь, скоро за мной заедет парень, так что я хочу сказать тебе, что я.
- Ты не гей, - спокойно говорит отец, он накладывает в тарелку салат и быстро хватает вилкой овощи.
- Что. Но, я мог бы быть им, - возмущается Стайлз.
- Нет, - тянет папа, со смешком. – Не с такой одеждой.
- А что не так с моей одеждой? – Стайлз оглядывает себя. – В любом случае, я просто хотел тебя предупредить на всякий случай, чтобы ты не расстраивался.
- С чего мне расстраиваться? – спрашивает шериф, - Мы с мамой всегда хотели, чтобы ты был счастлив, так что, если ты будешь счастлив, я не буду против парня. Как его зовут?
- Дерек, - говорит Стайлз и отпивает из стакана с молоком.
- И всё? А фамилия? – серьёзнеет отец.
- Не знаю, он… спасатель. Спасатель Дерек.
- Дерек Хейл? Это он? – отец начинает беспокоиться.
- Ну, наверное, откуда ты его знаешь? – спрашивает Стайлз.
- Вся его семья сгорела семь лет назад, - говорит отец, - он переехал в Сакраменто, вернулся пару лет назад и перестроил дом в пожарную станцию. Набрал каких-то трудных подростков в команду, и иногда его имя выплывает в некоторых делах.
- Но он ведь не опасен? – спрашивает Стайлз, чтобы успокоить отца.
- Что-то с ним нечисто, - говорит шериф, он берёт стакан с соком, и обручальное кольцо стучит по стеклу.
- Я буду осторожен, пап, но ты же знаешь, девчонкам нравятся плохие парни, - шутит Стайлз.
Из окна слышится звук подъезжающей машины и слова из песни: «Taste me, drink my soul”.
- Нормальная песня, - комментирует Стайлз.
- Иди, девчонка, - говорит отец. – И передай ему, что у меня есть табельное ружьё, и даже чудо не спасёт его от боли в отстреленных яйцах.
- Что? Ты знаешь? – останавливается как вкопанный Стайлз.
- О чём? – переспрашивает шериф.
- Да так, - отмахивается Стайлз.
- Так и передай ему про яйца, - кричит отец напоследок.

- Про какие яйца твой отец просил мне передать? – спрашивает Дерек и смотрит в окно кухни, в котором шериф помахивает ему вилкой.
- О, ничего страшного, - говорит Стайлз, усаживаясь на сиденье удобнее. – Просто он выстрелит в тебя и вкатает срок за растление малолетних. Как твои мохнатые дела?
- Сколько тебе лет? – вдруг спрашивает Дерек. Он ведёт машину в сторону центра и не отвлекается от дороги.
- Уже можно, - кивает Стайлз, уставившись на дорогу. – Ну так что? – снова спрашивает он.
- Сколько? – Дерек оборачивается.
- Шестнадцать, - пожимает плечами Стайлз.
- О, боже, - вздыхает Дерек. Он выглядит растерянно.
- Да ладно тебе, - утешает Стайлз. – Это мой первый выход в люди с протезом, давай, покажи мне звёзды, космический ковбой. Космический волк.
Дерек снова оборачивается к нему и смотрит угрожающим взглядом. Кажется, ему надоели шутки Стайлза.
- Так куда мы едем? – спрашивает Стайлз, он потирает голень, которую плотно обхватил протез. Когда он находится в сидячем положении протез ощущается, как собственная нога.
- Куда ты хочешь? – в ответ спрашивает Дерек. Его лицо ничего не выражает, но, кажется, он заигрывает. Или нет.
Они едут в парк аттракционов. Осенняя ярмарка в самом разгаре. Стайлзу нравится шум и запах попкорна, и на них никто не обращает внимания.
Стайлз покупает разные сладости. Они садятся в колесо обозрения со светящимися лампочками.
- Знаешь, мне казалось, ты будешь немного, ну, другим, - говорит Стайлз. В кабине тихо и играет какая-то романтичная музыка, здесь тесно, и они сидят друг напротив друга.
- Люди не всегда оправдывают ожидания, - говорит Дерек.
- Знаю, знаю, просто тогда, под обвалами, ты был немного разговорчивее, - вспоминает Стайлз.
- Мне просто приятно находиться рядом с тобой, - говорит Дерек, он открыто смотрит на Стайлза.
Стайлз не знает, что ответить, так что тоже замолкает. Они смотрят на пространство, открывающееся перед ними. С одной стороны видна ярмарка и городские ночные огни, с другой – тёмный лес и огромная луна.
Кабина оказывается на самом верху, холодный воздух пробирает сквозь толстовку. Стайлз ёжится. Дерек кладёт свою руку ему на плечо и придвигает к себе. Кожаная куртка приятно пахнет. Стайлз не знает, что чувствует. Его сердце не бьётся быстро, щёки не горят. Ему тепло.
Они катаются ещё на паре аттракционов и болтают ни о чём, пока Стайлз не бросает попытки разузнать об оборотнях побольше и чувствует, что устал. Дерек подвозит его до дома, Стайлз неловко прощается, неловко выходит из машины и дрожащими руками захлопывает дверцу, бормочет какую-то благодарность и не знает, что ещё сказать. «Прости, Дерек, видимо я больше по девочкам», «Ты классный, но я не знаю, нравишься ты мне или нет», «В понедельник отец будет на ночном дежурстве, не хочешь заскочить?». Свидание не удалось. Если все свидания такие, то лучше сидеть дома и смотреть телешоу.
- Спасибо, Стайлз, - говорит Дерек и слегка улыбается. Похоже, ему свидание понравилось.
Стайлз стоит на месте и машет ему, пока машина не отъезжает дальше, и идёт к дому. Дома пахнет фастфудом. Отец сидит на диване в гостиной и смотрит какую-то передачу про грузовики. Он оборачивается и спрашивает:
- И как всё прошло?
- Не знаю, - говорит Стайлз. – Он нормальный, - добавляет он.
- Да ладно, не у всех удаётся первое свидание, - утешает отец. – Оно нужно, чтобы получше узнать друг друга. Картошки?
Он протягивает Стайлзу коробочку фри.
- Но следующую неделю мы едим здоровую еду, - говорит Стайлз, и берёт хрустящую палочку. Нет такого момента в жизни, с которым не помогла бы справиться картошка фри. И гугл.

На день рождения Лидии Стайлз приходит хромая. Он опирается на трость с собственноручно нарисованными языками пламени. Лидия смотрит на неё и начинает гадать, что случилось со Стилински, который даже не сказал ей никакого комплимента уже в течение целых пяти секунд. Она не знает, что с ним произошло, только то, что трое одноклассников были внутри торгового центра в момент обрушения. Она пригласила ещё пару человек, которые там были. Это показалось ей неплохой идеей – помочь пострадавшим с реабилитацией, к тому же, выборы на королеву бала не за горами.
- Косплею доктора Хауса, - говорит Стайлз. - У меня для тебя и подарок есть.
- Упаковка викодина? - Лидия меняет выражение лица на обыденное слегка высокомерное и даёт ему пройти внутрь.
"Обрубок ноги", думает Стайлз. Он достаёт из кармана серо-золотую коробочку с бантиком.
- Куда мне его положить?
Он продолжает вертеть коробочку в руках, пока Лидия не проводи11111111т его в освещённый только гирляндами и настенными лампами просторный зал уже полный весёлыми подвыпившими одноклассниками.
Стайлз кладёт подарок к горе остальных, отходит от стола и ищет Скотта.
Друг находится во внутреннем дворе, вместе с Эллисон. Они отделались легче. Правда Эллисон до сих пор сидит с гипсом на левой руке, а на Скотте через день после обвала вообще оказалось не царапинки.
- Бро, - Стайлз подходит, опираясь на трость.
- Бро, - говорит Скотт в ответ, он подвигается к Эллисон, чтобы Стайлзу хватило места сесть.
Стайлз думает, что, если бы ногу отрезали полностью, Скотту бы не пришлось двигаться.
- Как тебе праздник? Уже вручил Лидии подарок? - спрашивает Скотт, подавая ему пластиковый стаканчик пунша, в который явно намешали что-то ещё.
- Праздник, Скотт, такой же, как у других, только в доме побольше и в платьях подороже, - философски говорит Стайлз. - Если бы мы все там не упали, Эллисон бы купила то платье, правда?
- Да, - со смешком кивает Эллисон.
- Вот, - наклоняет в голову Стайлз и разводит руки в стороны.
У Скотта пропадает желание задавать вопросы, и они вместе просто сидят молча и смотрят на остальных. Справа от Стайлза парень в плавках и жёлтых носках прыгает в бассейн. Всплеск воды накрывает всех, кто стоит поблизости. Одна капля попадает Стайлзу на щёку. На свист, аплодисменты и женские вскрики приходит Лидия и отчитывает парня, повторяя, что в бассейне плавать нельзя. Всё как обычно.
- В прошлом году у него были зелёные носки, - говорит друзьям Стайлз, отпивая из стаканчика.
- В полоску, - кивает Скотт в ответ.
- Однажды я тоже прыгнула в бассейн на дне рождения подруги, - говорит Эллисон.
Стайлз со Скоттом поворачиваются и смотрят на неё ожидающе.
- Что? - спрашивает Эллисон.
- И? - произносит Скотт.
- Ничего, - загадочно говорит она.
- А поподробнее? - не унимается Скотт.
- Просто прыгнула, - говорит Эллисон.

Стайлз встаёт со скамейки, бросает взгляд на Скотта, продолжавшего расспросы и Эллисон, смущённо-загадочную, не пытающуюся перевести тему разговора. Стайлз покидает зону сиропного флирта и бродит по двору, по комнатам, в поисках Лидии. Просто чтобы посмотреть. На хромающего парня с тростью оглядываются с интересом.
- Эй, если бы вы видели мою ногу, перестали бы интересоваться, - говорит Стайлз в зал.
Протез, даже сквозь компрессионную повязку, противно натирает чувствительную кожу. Стайлз крепче сжимает ручку трости.

Стайлз уже давно не ходит на тренировки по лакроссу. Иногда он забывает про ногу и думает, что с удовольствием побегает до изнеможения, когда перестанет ходить с третьей подпоркой. Он скучает по своим бесполезным попыткам стать лучшим игроком.
Стайлз ночами лежит в кровати с откинутым одеялом и смотрит туда, где должна быть правая ступня, щиколотка и половина голени. Вместо этого он видит смятое покрывало, он ощупывает конец ноги, кожа на которой наконец-то перестала быть настолько чувствительной. Иногда его посещают то фантомные боли, то зуд. Всего этого достаточно, чтобы перестать веселиться.
- Завтра матч, - говорит Скотт.
Он сидит на крутящемся кресле и подкидывает и ловит старый потёртый мяч для лакросса. Стайлз стащил его когда-то с тренировок, чтобы заниматься ещё и дома.
- Удачи, - говорит Стайлз, читая учебник по биологии.
- Ты не придёшь? - Скотт вращается и смотрит в потолок.
- Да, конечно, я возьму вон тот костыль, - Стайлз кивает в сторону стены у кровати, - и буду хромать на поле, размахивать клюшкой и отвлекать внимание соперников, - говорит он.
- Я не про это, - поясняет Скотт, - посмотреть придёшь?
- Да, конечно, я возьму оба костыля, переоденусь в форму и, - Стайлз запинается, - не хочу я сидеть на трибуне. "Эй, это же тот запасной. Что, неудачник, понял, что игра не для тебя"? - дурацким голосом говорит он.
Скотт вздыхает:
- Ладно, я понял.
Они молчат.
- Лакросс был частью пятилетнего плана. А скоро она узнает, что мне отрезали ногу. Лидии не нужен калека, - говорит Стайлз. Он вспоминает Дерека, который достаёт электропилу.

- Нет, пап, не надо подвозить меня. Я доеду сам и обещал подвезти Скотта - говорит Стайлз.
- Ты уверен, что сможешь? -1 спрашивает отец, потирая глаза от усталости. Он только вернулся с дежурства.
- Да. Всё нормально, - отвечает Стайлз.
Он тренировался ездить пару раз. Чтобы жать на педаль нужно двигать коленом, это было неудобно, и в целом получалось ужасно, в первый раз он чуть не врезался в столб, но он ни за что бы не согласился ездить на учёбу на автобусе. Отец не возражал.
- Привет, - здоровается Скотт и садится на переднее сиденье.
- Привет. Как прошло? - сразу спрашивает Стайлз.
- Я не смог пойти, - уклончиво отвечает Скотт.
- Почему?
- Я.. у меня живот заболел. Весь вечер из туалета не вылезал, - Скотт округляет глаза и энергично кивает своим словам.
- Ясно, - говорит Стайлз.
Скотт, кажется, вздохнул с облегчением. Что-то скрывает. Стайлз пропускает эту мысль без интереса и ёрзает в кресле, пытаясь сесть поудобнее.

В школе все говорят о том, что Лидия Мартин не пришла на занятия, и один из новеньких близнецов из их класса Итан видел, как она ночью после своей вечеринки шла в лес. Это было три дня назад. Не то, чтобы не стоило верить одному из наушников с рассинхронизацией, но Лидия очень редко пропускала занятия. Она любит учиться. Стайлз знает.
Он хромает по коридорам и собирает слухи, но ничего из того, что он слышит, не звучит правдоподобно. Скотт тоже выглядит обеспокоенным. Сильнее, чем следовало бы, замечает Стайлз.

- Стилински!
- Чего тебе? - спрашивает Стайлз, стоя у своего шкафчика.
- Ты не видел Лидию? Она не пришла? – спрашивает Джексон. Он смотрит обеспокоенно. Стайлз видит мешки под глазами и потрескавшуюся кожу на губах, так близко стоит Уитмор. Если он об этом подошёл поговорить, то он явно находится на грани отчаяния.
- Нет, я не видел её с самой вечеринки, - говорит Стайлз в тон ему, он нервно облизывает губы и поправляет лямку рюкзака на плече.
- Где МакКолл? – переводит тему Джексон.
- Откуда мне знать? - Стайлз раздражённо повышает тон.
Скотт смылся куда-то сразу же после первого занятия и наврал, Стайлз был уверен в этом, что вчерашнее отравление снова призывает его в Тайную Комнату, что-такое.
- Что, одно яичко отделилось от другого? - издевательски спрашивает Джексон. А Стайлз только начал сочувствовать ему. - Передай своему дружку, задрот, что я его искал. И я даже не буду спрашивать, почему ты не ходишь на тренировки. Понял, что ты полный неудачник?
Стайлз смотрит на Уитмора в упор, рука, держащая ручку трости, сжимается. Он видит, что вокруг собирается толпа и шепчется. Кто-то справа говорит:
- Неудачник.
- Да, я неудачник, бросил команду, может без меня вы наконец сможете выиграть хотя бы один матч, - он срывается и орёт на Джексона, от бессильной злобы сжимается горло. Стайлз готов начать драку.
Лицо Уитмора багровеет, он наклоняется ближе:
- Что ты сказал?
- Джексон, - зовёт Лидия. Она выглядит так, будто никуда не пропадала. На ней короткая светлая цветочная юбка, а волосы идеально уложены. Она подходит и тянет своего парня за рукав, не обращая внимания на Стайлза. - Отстань от Стилински, нам пора на занятия.
- Ещё раз, - угрожает Джексон. - Ещё раз залупнёшься, сопляк, и ты пожалеешь о своих словах. Где ты была? – он тут же переключается на Лидию.
Звенит звонок.
- Уёбок, - бормочет Стайлз, когда толпа рассасывается.
Он захлопывает шкафчик и спешит в класс.

А потом пропадают наушники.
- Почему наушники? – спрашивает Скотт.
- Потому что они наушники с рассинхронизацией в тридцать секунд, - говорит Стайлз.
Близнецы исчезают и появляются через три дня, замученные и молчаливые, с синяками под глазами и подозрительной бордовой грязью под ногтями.
- Эйден, бро, что случилось? – спрашивает Стайлз на перемене.
- Отвали, - говорит Итан, берёт брата под локоть и тащит из класса.

В столовой шумно. Стайлз стоит у автомата с шоколадками и пытается выбить из него батончик баунти «райское наслаждение» за свои карманные доллар двадцать пять. Он уже не раз задавался вопросом, почему у него и автоматов с едой такие натянутые отношения и пришёл к выводу, что он как-то связан с Сарой Коннор, и что, когда начнётся восстание машин, его убьют именно они. Спустя пять минут похлопываний, поглаживаний, ударов тростью и умоляющего бормотания автомат презрительно выплёвывает батончик и (Стайлзу кажется, но никогда не стоит ослаблять свою подозрительность) фыркает.
- Добился своего? – спрашивает подошедший Айзек.
Все эти его кудряшки, ангельская улыбка и болезненная открытость вызывают у Стайлза предупреждение, что не стоит ходить на это болото и нужно держаться подальше от Лейхи.
- Ты знаешь, я очень настойчивый, - говорит Стайлз.
- Ну так что у тебя с ногой? – Айзек не бросает попыток заговорить нормально.
«Слышал, что ты зарубил собственного отца,» - хочет ответить Стайлз. Никто такого не говорил, но ему очень хочется ответить колкостью на это дружелюбие.
- Сломал, хожу в гипсе, там так всё чешется, чувак. Не поможешь? – вместо этого говорит он.
- Нет, спасибо, - улыбается Айзек.
Стайлзу опять кажется, что улыбается он как-то фальшиво.
- А где Скотт? – спрашивает Лейхи.
Так вот оно что.
- Сбежал по своим бэтменовским делам, - пожимает плечами Стайлз.
Он выходит из столовой и идёт в туалет. Айзек заходит следом.
- Хочешь подержать мою палочку? – спрашивает Стайлз.
- Не обольщайся, - хмыкает Айзек, подходит к писсуару и делает свои дела.

- Я так больше не могу, - говорит Скотт с порога.
- Заходи, - кивает в сторону лестницы Стайлз.
Его уже самого задолбало вечное исчезновение Скотта и какие-то секреты. У них вообще никогда не было секретов друг от друга. Скотт даже однажды рассказал про мокрые сны с Меган Фокс. А потом Меган Фокс начала приходить и к нему, так что, пожалуй, да, был всё-таки у каждого из них свой секрет. Но один.
- Ты можешь начать рассказывать прямо сейчас, - говорит Стайлз, - потому что пока я дойду до своей комнаты пройдёт целый час.
Он вскакивает на вторую ступеньку, привычно опирается на костыль и держится за стену.
- А твой отец здесь? – спрашивает Скотт.
- Ты же знаешь, если бы он был здесь, то уже предложил бы тебе сок, - говорит Стайлз и обречённо смотрит на второй этаж.
- Хорошо, - говорит Скотт. – Что ты знаешь об оборотнях?
- Я знаю, что спасатели в нашем городе, те, которые второе отделение, оборотни. Не все, но один точно, может, даже два, - говорит Стайлз, вспоминая Эрику.
- Так ты знаешь? – поражённо спрашивает Скотт. – Ты знаешь Дерека?
- От меня ничто не утаить, чувак, я же сын шерифа, - говорит Стайлз. Он делает остановку на лестничном пролёте. – Так что у тебя с Дереком?
- Держись подальше от Дерека, - говорит Скотт.
- Да ладно, - говорит Стайлз, додумавшись, - ты тоже оборотень?
- Я… да, в общем, да. Но ты не знаешь, как я им стал. Это было ночью перед тем, как мы пошли в торговый центр. Я ехал на велике к Эллисон, и прямо на дороге на меня налетело что-то. Похожее на огромного волка. Я решил тебе не говорить, вдруг мне почудилось. А после обрушения от ран не осталось и следа, и один из спасателей это заметил. Появился Дерек и начал расспрашивать меня, я всё ему рассказал, он сказал, что…
- Как ты мог не рассказать мне об этом? – возмущённо вскричал Стайлз. Терпеливо выслушивать – это не про него. – Ты! Мне! – он махал руками в разные стороны, - Почему не рассказал раньше?
- Я хотел как лучше, - оправдывается Скотт.
- И что сказал тебе Дерек? – спрашивает Стайлз.
- Что нам нужно поймать этого волка, и что именно ему нужно его убить, и тогда я стану нормальным. Бро, я однажды выпустил когти, когда расстёгивал на Эллисон лифчик! Пришлось уйти от неё и мерзнуть на улице, пока они не прошли!
- Дальше, - Стайлз не хочет снова слушать про его отношения с Эллисон. Все эти жалобы его доконали.
- И теперь мы за ним охотимся, потому что по ночам он зовёт меня, но не как Дракула, а я ночами ношусь по заповеднику и ем оленей, - Скотт замолкает.
- И? – спрашивает Стайлз. Так мало информации.
- И всё, - говорит Скотт.
Стайлз садится на пол, так и не добравшись до своей комнаты.
- Я могу тебе помочь? О, я знаю, мы можем прийти к Дереку и составить план со всеми его ребятами, ну знаешь, рыболовные сети, электрическое напряжение, и все эти исчезновения и молчаливость близнецов и Лидии могут быть как-то замешаны в этом… Ты оборотень! Охуеть! – восклицает Стайлз. В последнее время до него медленно доходит.
- Нет, Стайлз, - качает головой Скотт. – Я не хочу, чтобы ты в это вмешивался, друг.
- Что? – переспрашивает Стайлз. – Что? Ты рассказал всё это мне, а теперь хочешь, чтобы я просто так сидел и думал, что где-то там по-настоящему крутая движуха, а я здесь чахну и закидываюсь колёсами?
- Я хочу, чтобы ты был в безопасности, - говорит Скотт. – Чтобы присматривал за Эллисон.
- Да Эллисон сама за собой присмотрит, у неё же есть арбалет! Чувак, - Стайлз умоляюще смотрит на Скотта. – Я уже от скуки начал плести ловцы снов.
Скотт ломается, но такая тактика всегда срабатывала.
- Но ты ведь ещё не совсем восстановился, - говорит он.
- Я всю жизнь буду не совсем восстановленный, - говорит Стайлз.
- Ладно, - соглашается Скотт. – Хорошо.
- Отлично, - поправляет его Стайлз. – Это будет суперкруто! – он взмахивает рукой, задевает локтем костыль и тот шумно падает на ступеньки.


upd кусок недописанной главы это нужно мне
iii
- Хай, - неуверенно говорит Стайлз, подняв руку в приветственном жесте.
- Привет, Стайлз, - говорит Дерек. Он отходит глубже в дом и открывает им дверь.
- Есть какие-нибудь новости? – спрашивает Скотт. Он смотрит по сторонам, разглядывая кухню и гостиную.
- Мой дядя исчез из клиники, - отвечает Дерек. – Недавно мне позвонили…
- Что за дядя? – перебивает Стайлз.
Дерек как-то сурово смотрит на Скотта. Его взгляд как будто говорит: «Зачем ты его привёл?»
- Я тебе потом расскажу, - говорит Скотт. – Так куда он пропал?
- Я не знаю, - раздражённо говорит Дерек, - попробую найти его. Думаю, его кто-то украл. Кто-то, кто хорошо знает о нас.
- Это Ардженты, - говорит Стайлз и с крутым видом опирается о косяк кухонной двери. – Наверняка.
- Только потому, что они охотники, это не значит, что…
- Откуда ты про них знаешь? – Скотта перебивает Дерек.
- Скотт по дороге рассказал, что Эллисон всё знает, и что её семья охотники, - быстро объясняет Стайлз. – Может, они взяли твоего дядю в заложники. Может, им от тебя что-то нужно, - он облизывает губы.
- То есть он всё знает? – спрашивает Дерек у Скотта.
- У тебя свои помощники, у меня свои, - говорит Скотт враждебно.
- Ладно, - Дерек кивает. – Он теперь всё время с тобой будет?
- Я вообще-то здесь, - помахивает рукой Стайлз.
- Ему я доверяю больше, чем тебе, - говорит Скотт.
- Привет, Стайлз, - здоровается Эрика. Она спускается со второго этажа, на ней красный топ и очень, очень короткая кожаная юбка. Дерзки короткая. Стайлз не может отвести глаз от её ног.
- Не покажешь? – спрашивает он.
- Ты видишь своё кольцо на безымянном пальце? – спрашивает Эрика в ответ, демонстрируя тыльную сторону ладони. Её ногти выкрашены в такой же красный. Лучше бы она была в форме спасателя.
- Ты и её знаешь? – спрашивает Скотт.
- Вы закончили с вопросами? – спрашивает Дерек.
- Лично я – да, - отвечает Эрика. Она проходит мимо Стайлза на кухню и случайно, наверняка случайно, касается грудью его плеча.
- Так что там?.. – даже Скотт зависает. Эрика ухмыляется.
- Нам нужно найти того, кто похитил Питера. На всякий случай проверить дом Арджентов, - говорит Дерек. – И этим займёшься ты, - он тычет пальцем в Скотта.
- Думаешь, это он обратил меня? – задумчиво спрашивает Скотт.
- Если он по полнолуниям встаёт с коляски и выбегает из клиники – да, - Дерек кладёт руки на талию.
Стайлз перестаёт наблюдать за Эрикой и смотрит на его грудь в вырезе майки. Дерек прослеживает за его взглядом и поворачивается к Скотту.
- Тебе пора, - говорит он.
- Пока, - говорит Эрика и включает блендер.
Стайлз шумно вздыхает и чешет забинтованную ногу.

Должна быть какая-то веская причина, которая заставляет его сбежать из дома, приехать к окраине города и поздно ночью прятаться за деревом. Стайлз не знает, почему он подглядывает за домом Дерека и Эрики. Возможно, ему интересно, встречаются ли они. Он просто пытается понять, живёт ли в этом доме кто-нибудь ещё. Не может в доме-пожарной станции жить двое.
Стайлз смотрит на экран телефона. Час ночи. Он мёрзнет, думает, что стоило взять с собой термос. И костыль. А лучше стул. И плед. И бинокль. И разбить тут за деревьями палаточный лагерь. Он слышит шорох сбоку, дёргается назад, чуть не вскрикивает и смотрит на источник звука. Белка смотрит на него.
- Белка, - успокаивает себя Стайлз.
Он слышит звук мотора и к дому подъезжает машина. Какой-то механизм негромко жужжит, Стайлз смотрит сначала на большой гараж, но потом видит свет из следующего, маленького. Машина заезжает внутрь и гаражные ворота опускаются. Он продолжает смотреть туда до тех пор, пока они не опускаются совсем, поэтому запоздало замечает, что на крыльце дома кто-то стоит. Не Дерек. Человек смотрит в его сторону, и Стайлз замечает жёлтый блеск. Они смотрят друг на друга, Стайлз готов бежать, но человек поворачивается к нему спиной и заходит в дом.
Стайлз стоит ещё минут пять, решает, что делать здесь уже нечего и разворачивается.
- Куда-то собрался? – Стайлз оказывается лицом к лицу с Дереком. Он отскакивает назад, запинается и собственные ноги и падает, больно ударившись копчиком о твёрдую землю.
- Я.. домой, - отвечает Стайлз. Он пытается встать как можно быстрее, но протез мешает, и он руками скребёт по гниющим листьям, опирается на ладони, подгибает целую ногу, с усилием заводит протез назад, и только тогда ему удаётся подняться.
- Бойд сказал, что ты стоишь здесь уже час, - мягко начинает Дерек. – Что-нибудь разнюхал?
- Нет, неа. Ничего, - говорит Стайлз, он водит глазами по сторонам, лишь бы не смотреть на такого непривычного Дерека. На такого опасного Дерека. Он молчит.
Стайлз шумно вздыхает, надувая щёки, чешет голову, поглядывает на Хейла и говорит:
- Ну, я пойду, - он пытается пройти мимо него, но Дерек хватает его за плечо.
- Что ты тут делал? Работаешь на Арджентов? – зло спрашивает он. Его глаза подсвечиваются красным, и Стайлз готов обосраться от страха.
- Нет, я просто приехал пометить пару деревьев, захотелось почувствовать себя оборотнем, - не подумав говорит он.
- Скотт настолько мне не доверяет, что посылает своего друга шпионить за мной? – спрашивает Дерек.
- Нет, он здесь не причём. Я сам. Честно. Не убивай меня, - бормочет Стайлз.
- Пугливый, - замечает Дерек и отпускает его. – На твоём месте, я бы по ночам здесь не ошивался.
- Но ты же.. но мы.. свидание, - возмущается Стайлз.
- Уходи, - говорит Дерек, уставшим голосом.
- Ты нашёл своего дядю? – спрашивает Стайлз.
- Стайлз.
Он чувствует, что Дерек начинает закипать от бешенства, так что спешно хромает до своей машины.

Школа – это то место, где ко всем твоим проблемам прибавляется ещё одна. Учёба никогда не давалась Стайлзу легко. Просто некоторые темы на уроках он схватывает на лету, а над некоторыми приходится потрудиться. Химия явно не его конёк.
- Гидроксил карбоксильной группы способен при определенных условиях замещаться на другие атомы или группы атомов, - говорит Харрис, и Стайлз не уверен, сколько именно занятий он пропустил. Учебник говорит, что немного, но мозг уверен в том, что прошло около года с тех пор, как они изучали спирты.
Стайлз решает заняться химией дома, поэтому он переворачивает тетрадные листы и составляет список фактов, которые он узнал об оборотнях и делает предположения о том, кто именно мог обратить Скотта. Под ногтями у него тёмные каёмки почвы.
Данных недостаточно, так что Стайлз бросает эту затею и принимается просто чиркать корявые рисунки. Вот злой Дерек, Скотт, который ему не доверяет, они беты. Эрика с огромной грудью. Дядя Дерека в коляске. Стайлз замирает. Ему срочно нужно сказать Скотту то, что он только что предположил.
Стайлз строчит другу смс:
«Усли дядч Дерека альфв, то может это он иебя обраиил?»
«Лн де в колямке. Ч его вижел, лн же на что не реагируеь»
«Гу ты уак маленьгий моэет он притворяеися»
«Надо спрлсить у Деоека», - пишет Скотт.
«Что иакое уарбоксильная групра», - добавляет он.
«Не знаб», - пишет Стайлз.
- В присутствии сильных неорганических кислот гидроксильная группа обратимо обменивается на остаток спирта, - профессор Харрис снова оборачивается к доске и, скрипя мелом, пишет формулу. Которую Стайлз не понимает. Он почти уверен, что когда дойдёт до решения задач, то всё с химией станет очень плохо. Придётся учить только химию, и тогда пострадает какой-нибудь другой предмет. Школа – отстой.

Стайлз сидит в машине отца и слушает с ним полицейскую волну. Отец выглядит уставшим, он потирает глаза и вяло жуёт гамбургер.
- Может, ты поспишь? Я скажу тебе, если будет что-то интересное, - говорит Стайлз.
- Интересное? – спрашивает отец. – Стайлз, сколько раз тебе говорить, моя работа опасная. Я вообще жалею каждый раз, когда беру тебя с собой на дежурство.
- Да ладно, пап. Сегодня выходной, можно, - Стайлз отпивает из стакана с колой.
- Обязательно скажи мне, - говорит шериф, - и если я узнаю, что ты сам сбежал на вызов, обещаю, мало тебе не покажется, - он грозит пальцем, а затем откидывается на сиденье и опускает его.
- Поспи, - повторяет Стайлз.
«Седьмой. Седьмой, тут нападение дикого животного, предположительно волка, на мужчину. В районе госпиталя. Повторяю…», - Стайлз дёргается. Он задремал на своём сиденье, и пролил остатки газировки на толстовку. Волк.
Стайлз тут же трезвеет после сна. И тут же понимает, что надо делать.
- Пап, пап, - он тормошит отца за плечо, рассказывает, что услышал, и говорит:
- Я пойду к Скотту, пап. Он мне написал, что миссис МакКолл вызвали на дежурство, так что я заночую у него. Подвезёшь меня, тебе по дороге, - просит Стайлз.

Стайлз стоит на лестнице и машет отцу. Когда звук сирены стихает, он достаёт телефон и звонит Скотту.

- Ты звонил Дереку? – спрашивает Стайлз. – Вряд ли тебе удастся справиться с альфой одному.
- Да, он придёт, - Скотт ёжится от холода.
*
- Беги, - говорит Стайлз, шумно глотая воздух, он прячется за деревом и думает, что зря они собрались навестить Дерека.
- Я тут не при чём, - говорит Скотт.
Эллисон стоит напротив Скотта на маленьком холме.
- Ты убил мою маму, - холодно говорит она. – Я тебе доверяла.
Арбалет в её руках трясется, но она хватает его покрепче и продолжает целиться в Скотта.
- Я никого не убивал, - Скотт поднимает руки и делает шаг вперёд.
- Не подходи, - вскрикивает Эллисон. Её голос дрожит, а по щекам текут слёзы.
- Эллисон, - зовёт Скотт.
- Мама сказала, что видела тебя, - говорит Эллисон. – Она сказала, что это ты укусил её. А потом ей пришлось убить себя, - она снова переходит на истеричный крик.
- Я всё объясню тебе, - говорит Скотт. – В тот день, - он пытается подойти ближе.
- Не двигайся, - кричит Эллисон.
- Ты меня выслушаешь? – спрашивает Скотт. – Пару дней назад мы всё-таки решили, что это всё проделки Питера. Дерек его учуял, и мы бегали за ним по всему городу.
*
Они бегают по всему городу, но так и не находят Питера. Зато находят миссис Арджент, прямо посреди дороги. Она лежит на животе, Стайлз не видит её лица, только затылок с короткой стрижкой. Она сжимает в руке ружьё, а другой рукой прикрывает рану на боку. Миссис Арджент пытается встать. Ружьё скребёт по асфальту.
- Вам помочь? – спрашивает Стайлз.
- Где альфа? – спрашивает миссис Арджент.
- Мы ищем его, - честно отвечает Стайлз.
- Мы убьём Хейла, - говорит миссис Арджент. Она всё ещё лежит, и Стайлз замечает, что рана на её боку не единственная. Правая штанина её джинсов порвана. Лохмотья почернели от вытекающей крови.
- Я вам помогу, - говорит Стайлз.
Он подходит к ней, и ему приходится присесть на здоровое колено.
- Может, вызвать скорую? – спрашивает он.
Миссис Арджент опирается на его плечо и медленно садится.
- Я сама могу о себе позаботиться.
У неё усталый голос.
- Только дай позвонить.


запись создана: 11.11.2014 в 01:38

@темы: tw

URL
Комментарии
2014-12-16 в 00:10 

Selfish Loony
Все можно, и то, что нельзя – можно тоже.(с)
Необычная идея и довольно интересная.
Конечно, жаль Стайлза, но я думаю он справится. Он сильный.
Нравится отношения Дерека и Стайлза, они такие, непривычные)
Спасибо :vo:

2014-12-16 в 07:45 

BlueberryS
Интересно. Буду следить за продолжением :red:

2014-12-16 в 20:21 

синус
Люди в костюмах ебут друг друга
Selfish Loony, BlueberryS, спасибо, что прочитали)

URL
2014-12-18 в 13:20 

TylerAsDurden
i’m drinking because i’m in south dakota// — Это сложно. Заткнуться сложно, — пояснил Хуниверс.©ФФБ
это так прекрасно и увлекательно. Очень нравится ваш язык и персонажи и хочется продолжения)

2015-04-16 в 06:13 

Шифт
была такою страшной сказка, что дети вышли покурить
- Упаковка викодина? - Лидия меняет выражение лица на обыденное слегка высокомерное и даёт ему пройти внутрь.
"Обрубок ноги", думает Стайлз. Он достаёт из кармана серо-золотую коробочку с бантиком.

Очень клевый момент.

2015-04-16 в 08:34 

синус
Люди в костюмах ебут друг друга
Шифт, спасибо, что заглянули)

URL
     

главная