私は腐って脳ジョー

19:01 

А С КЕМ ПОЙДЁТ НА БАЛ КЭРРИ? - С ИИСУСОМ

синус
Люди в костюмах ебут друг друга
МНЕ ЕГО ОТБЕТИЛИ, Я ОБЯЗАН ЭТО ПОДНЯТЬ


Название: Что будет завтра.
Бета: Gretchen Pin
Фандом: Южный Парк
Пейринг: dark!Пип/Демиэн
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, мистика, даркфик, АУ
Предупреждения: немножко убийства, как людей, так и животных, насилия, смерти второстепенных персонажей, ООС, и я ненавижу Картмана. Маты и оскорбления. В духе сериала.
Примечания: 9.03 dark!Пип/Дэмиен. AU - оба продолжают учебу в Саус Парке. Пип вырастает в предельно вежливого, но жестокого парня.
Размер: 5086 слов.
От автора: за эти три дня, что я провалялся под высокой температурой и ловил галюны, я ещё написал фик на заявку кинк-феста, на который я зашёл совершенно случайно. Спасибо Gretchen Pin за бетинг. РЕАЛЬНО СПАСИБО, ЧУВАК, ОГРОМНОЕ.


- Эй, сучонок, от тебя опять воняет тухлыми яйцами, - проорал шедший сзади Картман.
- Отъёбись, жирдяй, - зло ответил Демиэн. Сегодня он чуть не проспал школу. Хотел было забить на занятия, но отец пригрозил поджечь кровать вместе с ним, так что Демиэну пришлось второпях одеваться, закидывать учебники и тетради в рюкзак и, забыв про душ, чуть ли не лететь до школы. И отец как назло целый день будет сидеть дома.
Демиэн шёл дальше по коридору на урок химии, но вдруг заметил, что немного дальше кабинета, у шкафчиков, полукругом столпилась кучка учеников. К ним подтягивались другие. Сначала до него донеслись слова:
- Мне жаль, Милли, - растолкав пару учеников для того, чтобы протиснутся ближе к центру, он понял, что это был Пип. - Тебя ведь зовут Милли? - продолжил Пип. Он со скучающим видом рассматривал розовый конверт, вертел им, скорее для того, чтобы остальные смогли его получше разглядеть. Милли стояла напротив него, прижатая к шкафчикам, и смотрела в пол Её лицо было некрасиво красным, а руки нервно тряслись и сжимали подол синей джинсовой юбки. - Как я уже сказал, - Пип провёл краем конверта под носом, шумно вдыхая воздух, - я не могу ответить тебе взаимностью. Мне очень приятно знать, что при виде меня у тебя... - он снова замолк, словно что-то вспоминая, - "сердце бьётся часто-часто, а колени подкашиваются", ты, кажется, так писала? О, и спасибо за фото. Мне было бы приятней, если бы они были более эротичными, но фото в купальнике действительно ничего, тебе есть, что показать.
Демиэн всё время смотрел на Пипа и поэтому только краем глаза заметил, что Милли облокотилась на шкафчики, те тихонько грохнули за её спиной, а затем она скатилась вниз и села на светлый пол. Её плёчи в зелёной куртке мелко тряслись, и Демиэн услышал как минимум два коротких всхлипа. Пип, не скрывая довольной улыбки, пару минут постоял над ней, а потом опустился на корточки.
- Не расстраивайся, Милли, когда-нибудь ты встретишь другого парня, которому будет на тебя не наплевать, - он положил руки на её теперь крупно трясущиеся плечи, но поторопился встать. - Я оставлю письмо у себя, если не возражаешь. Мне очень нравится запах духов, которыми он пахнет.
Позер. Демиэну надоело наблюдать за величайшей трагедией в жизни Милли, и он, развернувшись, пошёл на занятия.
- Не знал, что тебя интересуют человеческие драмы, - сказал ему в спину Пип, нагоняя, так что в кабинет они зашли одновременно. Учитель ещё не пришёл, так что в помещении стоял гул около десятка голосов.
- Не знал, что ты такой мелочный, - Демиэн и раньше замечал, что со времён младших классов Пип сильно изменился. Он даже перестал казаться ему таким лузером.
- Кто бы говорил, - зло заметил Пип.
- С чего это ты на меня злишься? Мы с тобой почти не пересекались, - поинтересовался Демиэн, садясь за свою парту.
- Да так, - нарочно отмахнулся Пип и пошёл к своему месту.
Точно. Демиэн вспомнил, как в первый же день в этой школе, пытаясь подружиться с ублюдочным квартетом, сделал из Пипа фейерверк. Он уже совсем забыл об этом, а Пип, оказывается, помнил. По сравнению с ним, нихуя Демиэн не мелочный.
В класс вошёл учитель, выдавил из себя приветствие, как будто оно было ему в тягость, и начал очередной скучный урок. Демиэн сначала вслушивался в его слова, но затем его мысли перешли к более интересным вещам, например, что будет дома на ужин. Их тех дней, когда отец бывал дома, можно было извлечь и свои плюсы. Например, ему не приходилось самому себе готовить ужин. Он возвращался из школы, а Сатана уже был на кухне и готовил какое-нибудь их своих фирменных блюд.
- А теперь перейдём к соединениям серы. Кто даст краткую характеристику серы перед тем, как мы начнём?
Демиэн скосил взгляд в сторону Картмана. Этот сукин сын уже тянул руку, и ему, естественно, предоставили слово.
- Сера воняет тухлыми яйцами прямо как наш сатанинский сынок, - сказал Картман и заржал над собственной шуткой.
Демиэн в очередной раз заставил парту Эрика вылететь в окно. Осколки стекла полетели во все стороны, задевая близ сидящих одноклассников, среди которых был Пип. Тот зашипел и прижал к щеке ладонь. Демиэн почувствовал какое-то смутное удовлетворение, но продолжал сидеть с мрачным лицом. Пип повернулся в его сторону и посмотрел на него. Выражение его лица было каким-то неопределенным. Демиэн предпочёл сделать вид, что не замечает этого, чиркая на старой парте "Картман жирный урод".
- Я у тебя спрашиваю, сука, - упомянутый Картман, еле сдерживая себя, стоял над сыном Сатаны и зло щурил маленькие, как у свиньи, глаза. - Получить захотел? Может, мне всё-таки стоит тебя отпиздить?
- Хватит выражаться в классе! - попытавшегося вмешаться учителя никто не слушал. В принципе, этот игнор начался после того, как по школе прошел слух о том, что химик дрочит над сканером в учительской.
- А может мне стоит лучше сразу тебя убить? - Демиэн встал из-за парты, начиная злиться по-настоящему. - Знаешь, отец разрешает мне иногда убивать таких жалких ублюдков, как ты.
- А ты во всём своего папочку слушаешься? А может, он тебя ебёт? Поэтому ты так его любишь? - начал Картман. Марш, Брафловски и МакКормик уже давно привыкли к его вспышкам ярости и ебанатства, так что просто молча смотрели.
- А может, это ты хочешь, чтобы мой папочка тебя отымел? Жаль, у тебя нет никаких шансов, хотя ты в его вкусе, он любит расистов, - Демиэн почувствовал, что начинает звереть уже и потому, что пол под его ногами начал нагреваться, а в кедах стало жарко.
- Успокойся, Картман, - позвал друга Брафловски. - Ещё немного, и он нас всех поджарит.
- Какой стресс! - Твик сидел с ногами на стуле и нервно глядел на Демиэна.
Демиэн глянул на Пипа, тот развернулся в его сторону и начал с интересом наблюдать за ним. Нашёл, чем развлечься. Демиэн закинул на плечо рюкзак и протиснулся между Картманом и пустой партой. Нахуй всё.
- Мы с тобой ещё не закончили, - сказал ему в след Картман.
Пип тихонько хмыкнул и приготовился слушать продолжение урока.

В этом весь Филлип: галстук-бабочка - разная на каждый день недели; блейзер поверх рубашки и белый платок в нагрудном кармане; брюки - иногда в полоску, иногда нет; классические туфли - всегда идеально чистые ; хорошие манеры и неизменный берет на светлых волосах. У него холодные голубые глаза и неприятный прищур, который появляется не так часто, что б его хоть кто-нибудь заметил. Филипп сидит за столом и ковыряется вилкой в картофельном пюре. Он сидит с приветливой улыбкой на лице, но мало кто догадается, что эта улыбка вовсе не доброжелательная. Эта улыбка означает, что повар в школьной столовой последний осёл, готовит он дрянь, и Филипп подтверждает собственную мысль о том, что как и прежде будет брать обед с собой. Он отрывается от бездумного ковыряния и окидывает взглядом всю столовую, пытаясь найти того, кто ему нужен, но Демиэн приходил в столовую изредка, а когда приходил, то угрюмо пил какой-нибудь сок и с ненавистью смотрел на окружающих. Филипп иногда пытался поймать его взгляд, но он никогда не задерживался на нём даже на секунду, это почему-то его злило и он, наверное, даже ненавидел Демиэна за то, что тот не считает его достойным его общения, хотя сам Филипп уверен, что именно он лучше всех подходит на роль его друга.
Сестра Филиппа совершенно не умела готовить, но это, к счастью самого Филиппа, было и не нужно, потому-что её муж Джо готовил почти так же, как готовила когда-то мама, покойная миссис Пиррип. Филипп ненавидел почти всех людей, и Джо был одним из немногих, кого он любил. Он терпеть не мог даже собственную сестру, но это было не удивительно, учитывая, что до недавних пор она частенько его поколачивала. Как и собственного мужа. Сестра перестала его бить с тех пор, как Филипп однажды не стерпел и ударил её в ответ. Именно в тот момент, когда сестра замолчала и поражённо смотрела на него, прикрывая ладонью след от пощёчины, он почувствовал, что уже не тот безобидный мальчик, о которого вытирали ноги все, кому не лень. Он почувствовал собственную, пусть маленькую, но силу; он почувствовал, что никто не в праве ему указывать, и уж тем более бить. С того момента Филипп почувствовал, что начал меняться, становиться более жестким, и это не могло ему не нравиться.
Доброго и улыбчивого Джо с тех пор тоже словно подменили, он не стал менее добрым, но в нём появился стержень и главным в их семье стал он, несмотря на попытки сестры вернуть прежнее положение вещей. Филипп знал, что прежним уже ничего не будет, и что сам он больше не казался себе жалким и ничтожным, как было до этого.

- Так ты куришь, - просто утверждая очевидное, сказал Филипп, заметив Демиэна на заднем дворе. Он редко когда прогуливался во время ланча, особенно вокруг школы, но сегодня ему повезло встретить всегда злого и неожиданно невысокого одноклассника. - А я и не замечал раньше, что ты ниже меня почти на голову, - с довольной улыбкой продолжил Филипп.
Демиэн, облокотившийся о стену здания, глянул на него снизу вверх, глубоко затянулся и задрал голову к небу, выпуская дым. Прохладный ветер трепал его чёрные волосы, а сам он неотрывно смотрел на Филиппа, который думал, что этим насылают на него проклятие. Филипп тоже молчал, не переставая улыбаться и ожидая услышать от него хоть что-нибудь в ответ.
- Это вообще-то ты длинный, как столб, - мрачно сказал он, наконец. - У меня средний рост.
Тишина, появившаяся в начале, нависла над ними, так что Филипп не выдержал:
- Что куришь? - спросил он, не оставляя попыток завязать разговор.
- Адские сигареты, прямо из пекла, - Демиэн замолк, словно ожидая реакции, - да обычные я курю.
Филипп не нашёл, что сказать, он не ожидал, что Демиэн станет шутить. Что он вообще умеет шутить, пусть даже и совсем не смешно.
- Хуёвый ты собеседник, - прокомментировал Демиэн, ковыряясь носком обуви в траве.
- Зато не выкидываю парты в окно и не сбегаю с уроков, - говоря это, Филипп машинально потёр вчерашний порез на щеке.
- Ты меня сейчас трусом назвал? - Демиэн бросил тлеющий окурок в траву и вплотную приблизился к Филлипу.
- Может быть, - улыбаясь, сказал Филипп. Он выжидающе смотрел в чёрные глаза, пытаясь увидеть в них что-нибудь, кроме презрения.
- А может, мне в следующий раз тебя в окно выкинуть?
- Попробуй, - на мгновение в Филиппе вспыхнула надежда. Но Демиэн просто отмахнулся от него и пошёл ко входу в школу. Этот жест разозлил его намного сильнее, чем удары сестры, и Филипп, не выдержав, хватает Демиэна за ворот футболки, тащит к себе и припирает к стене, нависает над ним, не успевшем среагировать, хватает за подбородок и больно прижимается губами к его губам, сжимая его плечи. Несколько секунд Демиэн просто стоит, и Филипп чувствует тепло его рта, но потом он вырывается, отталкивает его и ударяет прямо в челюсть, так что Филипп чуть не падает, но успевает удержать равновесие и просто отступает назад. Демиэн зол настолько, что в его глазах пляшут огоньки, но потом он всё-таки уходит, так и не проронив ни слова. Филипп застывает на некоторое время, осознавая, что только что сделал, и краснеет, внезапно осознав, почему его так сильно бесило равнодушие Демиэна.

Сидя за партой, Демиэн смотрит на входную дверь и оглядывает входящего в кабинет Пипа. Пип выглядит совсем как обычно с безмятежной улыбкой на лице. Но потом их глаза встречаются, они смотрят друг на друга всё время, пока Пиррип не садится за парту. Затем его голубые глаза опускаются, и он разворачивается лицом к доске.
Демиэн всё никак не может понять, что Пипу от него надо, и весь урок он упорно сверлит его спину глазами, прикидывая, в какой котёл он хотел бы закинуть его душу. Случившееся за школой его бесило и одновременно смущало, за это смущение Демиэн чувствовал стыд, и стыд этот заменялся злостью на самого себя.


Филипп видел только один способ получить полное доверие Демиэна.
Ночью он пробирается к дому Картмана, находит на заднем дворе приставную лестницу, стоящую прямо под окном спальни, и радуется своему невероятному везению. Он осторожно наступает на железные перекладины, те тихонько поскрипывают, но ему всё-таки удаётся подняться наверх незамеченным. Филипп заглядывает в закрытое окно и морщится, с трудом сдержавшись от того, чтобы выругаться: жирдяй Эрик Картман сидит боком к окну и, нацепив на себя женское бельё, одной рукой дрочит за компьютерным столом на гейскую порнуху, в которой какого-то азиата трахают и бьют дубиной, при этом вторая его рука находится у Картмана между булок. Филипп, преодолевая сильное желание быстро спуститься вниз и наблевать на картмановские клумбы, достаёт мобильный телефон, делает пару фото и, на всякий случай, записывает пятисекундное виде. Повинуясь своим инстинктам, он буквально слетает с лестницы, умудрившись сделать это бесшумно. Он пробегает пару домов и уже потом блюёт в первый попавшийся мусорный бак, потому что помнит, насколько умным бывает Картман, и что лучше не оставлять за собой никаких улик.

Весь следующий день Филипп пытается подойти к Демиэну так, чтобы не оказываться в поле зрения Картмана. К счастью, в школьной столовой ему это удаётся.
- Держи, - говорит Филипп, ставит свой поднос на обеденный стол и протягивает сидящему напротив Демиэну простую металлическую флэшку. Она блестит в лучах обеденного солнца, крутится, и яркие лучи золотыми пятнышками скользят туда-сюда по мрачному лицу напротив.
- Что это? - бурчит Демиэн, щурясь.
- Это мой тебе подарок, - сообщает Филипп и морщится, невольно вспомнив то, что увидел. - Он стоил мне моих нервных клеток и, возможно, пары лет жизни. Так что осторожно.
Демиэн молчит в ответ, и Филипп кладёт флэшку на стол, забирает поднос и садится за соседний стол, решив, что завтра он точно сядет рядом с ним. Демиэн ему точно позволит. Боковым зрением Филипп замечает, что Демиэн на него смотрит. Он поворачивается к нему лицом и подмигивает, сочно откусывая от зелёного яблока.

Филипп довольно улыбается, когда видит те самые распечатанные фото на стенах центрального коридора. Некоторые ученики ржут, некоторые матерятся и фукают, но совершенно все тыкают пальцем в красного от ярости Картмана, орущего, что всё это фотошоп, и срывающего постыдные фотографии.

Филипп находит Демиэна в классе, замечает МакКормика, рубящегося в PSP, и решает, что поговорит с Демиэном позже. Тот тоже не торопится его благодарить, и все время до ланча они только изредка переглядываются друг с другом. Картман почему-то не ушёл, продолжая яростного поглядывать на всех всё теми же поросячьими глазками и громко обсуждая со своими приятелями, что и как он сделает с тем, кто решил покуситься на его репутацию.
Они, не сговариваясь, встречаются за школой. Демиэн снова курит, но выглядит сейчас более расслабленным, чем обычно. Он дожидается, пока Филипп подойдёт к нему и затем говорит:
- Все знают, что Картман - нацист и педик, но спасибо.
- Не за что, - говорит Филипп и чувствует радость от того, что его поблагодарили. - Как ты развесил всё так, что тебя не заметили?
- Я же обладаю телекинезом, забыл? Пришёл к дверям школы ночью, просунул листы со скотчем между дверями и приклеил на стены, - Демиэн, впервые на памяти Пипа, злорадно улыбается, зажимая сигарету между зубами.
Филипп в неконтролируемом порыве вырывает сигарету и по-настоящему целует Демиэна. Он держит его лицо в своих ладонях и чувствует, что его руки упираются ему в грудь, но потом Демиэн перестаёт его отталкивать и неумело отвечает на поцелуй.
- Ты можешь доверять мне, Демиэн, - говорит Филипп. Он внимательно смотрит Демиэну в глаза, пытаясь разглядеть в них немое согласие. - Вообще-то, только мне ты и можешь доверять, - добавляет он.
- Будешь меня шантажировать? - как будто в шутку спрашивает Демиэн.
- Может быть, - в тон ему отвечает Филипп.
- Ну значит у меня нет выбора, - бросает Демиэн и неожиданно сам целует Филиппа, приподнявшись на носки. Он скидывает с него берет и толкает к стене. Филипп кладёт руки ему на талию и тянет к себе ещё ближе, так что пару секунд они стоят, тесно прижавшись, но Демиэн, опомнившись, отскакивает от него, оглядывается по сторонам и быстро тараторит:
- Здесь нас может запалить кто угодно. Придёшь ко мне вечером, - и, не оглядываясь, уходит.


Демиэн не знает, что с ним творится, и почему он не оттолкнул Пипа и не врезал ему снова. Он забивает на уроки, добегает до дома, со второй попытки попадает ключом в замок, распахивает дверь, почти сразу же шумно захлопывая её, взбегает по ступенькам, падает на колени перед своей кроватью, шарит под ней ладонью и вытаскивает бутылку виски. То, что нужно.
Успокоившись, Демиэн спускается вниз, не опасаясь встретить отца, так как Сатана снова умотал к "своему Адольфику". В это время его сын достаёт из шкафа специальный стакан, щедро наливает в него крепкий ирландский и залпом выпивает почти половину, подавив затем рвотные позывы. Голова сразу же начинает кружиться, и он садится прямо на пол. Его внутренности жжёт, но зато он быстро успокаивается, и что-то, похожее на панику, сменяется привычной пустотой.
Дожидаясь Пипа, он сидит в гостиной, щёлкает пультом и нервничает.


Филипп приходит спустя двадцать минут после конца уроков. Он нажимает кнопку звонка, слышит с той стороны Имперский Марш и хмыкает, потому что, да, Демиэну эта композиция очень подходит. Затем он слышит топот ног, и дверь распахивается. Демиэн молча пропускает его внутрь, приводит в гостиную и усаживает на светлый диван. Здесь пахнет сигаретным дымом, но пепельницы Филипп нигде не видит. Демиэн сидит в соседнем кресле и выжидающе на него смотрит, будто бы не он сам позвал его к себе.
Филипп начинает разговор, рассказывая Демиэну, сколько прекрасных часов восхитительных занятий тот упустил, и что к концу уроков Картман озверел настолько, что подрался со Стэном, который пытался его успокоить. Естественно, Марш победил.
- Так зачем ты меня позвал? - спрашивает потом Филипп, заметив, что Демиэн, перестав улыбаться, порывается что-то сказать.
- Я хотел предложить тебе стать моим партнёром и помочь мне мстить Картману, - говорит Демиэн и вопросительно смотрит на него.
Филипп отвечает: "Я согласен на оба твоих предложения", Демиэн пропускает это мимо ушей, и они вместе начинают думать, что бы такое сотворить с Картманом. В конце концов, они решают, что подумают над этим завтра, и Филипп, попрощавшись, уходит. Демиэн впервые в жизни чувствует, что нашёл кого-то, с кем можно поговорить на общие темы, пусть одной из них и являлся ублюдочный жиртрест.
На следующий день они решают украсть что-нибудь, что дорого Картману, и Филипп вспоминает, что видел на кровати жирдяя старую, потрёпанную игрушку. Ночью они стоят у дома Картманов. Демиэн поднимается по лестнице, мысленно молясь о том, чтобы этот урод спал. Он заставляет окно открыться и при лунном свете видит спящего Картмана и игрушку рядом с ним, которая мигом оказывается у Демиэна в руке. Дебильная лягушка воняет чем-то отвратительным, что заставляет верить в то, что она действительно дорога Картману.
Утром следующего дня Картман кажется ещё более рассерженным, чем после инцидента с собственными фотками, и он почти готов убить Брафловски, потому что "знает, что это точно сделал он" и "проклятый жид ещё поплатится", но Брафловски отбивается, и ему не без труда удаётся его вырубить. Потом он просит своих друзей "дотащить жиртреста до медсестры".
Пока все заняты и смотрят на силящуюся поднять Картмана троицу, Филипп подходит к парте Баттерса, открывает её и кладёт туда игрушку. Он остаётся незамеченным и подмигивает Демиэну, как в тот раз, в столовой.
Демиэн очень рад, и сейчас ему хочется поцеловать Пипа, но он снова делает мрачное лицо и смотрит на вошедшего в класс преподавателя.

От продумывания очередной проделки они как-то незаметно переходят к поцелуям, а затем уже сидят друг напротив друга, и Пип жарко дышит ему в ухо, его рука жёстко дрочит член Демиэна, но ему это даже нравится, и сам он тоже начинает с удвоенной силой дрочить Пипу. Они оба дышат шумно, слегка постанывая, только Пип успевает ещё шептать ему на ухо что-то невнятное, похожее на: "Доверяй мне", и эти два слова врезаются глубоко в мозг. Демиэн опирается лбом о его плечо и смотрит на чужой член в своей руке, это подталкивает его к оргазму, и он кончает с протяжным стоном, хватаясь за Пипа и комкая в кулаке его рубашку. Пип кончает следом, впиваясь зубами в основание его шеи, и его сперма попадает на одну из любимых чёрных футболок Демиэна, оставляя на логотипе любимой группы белесые пятна, но Демиэну абсолютно плевать, потому что он тоже испачкал Пипу рубашку, а пара капель даже попала на тёмно-красный галстук-бабочку. И это кажется ему чертовски приятным.

Когда плюшевая лягушка находится у обомлевшего Баттерса, Картман избивает его, орёт, чтобы тот больше никогда к нему не приходил и уходит, прижимая игрушку к груди.
Филипп решает, что им стоит сделать перерыв. Тем более, ничего интересного они пока не придумали. А Картман до самых выходных не появлялся в школе. В классе поговаривают, что он забаррикадировался в своей комнате, и истерически кидается с кулаками на каждого, кто не зовёт его Поросёночком.

Идея пробраться в дом Картмана и украсть у него что-нибудь ещё кажется Филиппу очень годной. В понедельник Филипп не идёт на занятия, а сидит дома и дожидается смс-ки от Демиэна. Тот пишет ему, что более спокойный Картман, как обычно, травит свои второсортные шуточки. На самом деле Демиэн выражается более грязными словами, но Филипп не любит маты, хотя и не возражает, когда кто-то их произносит.
Они встречаются сразу после первого урока и идут к дому Картманов. Филипп по пути предлагает кучу разных идей, но все они меркнут перед той, что приходит ему на ум, когда они забираются в чужой дом через задний двор и видят перед собой маленькую свинку. Она замирает, но стоило Демиэну сделать шаг, как с визгом убегает с кухни.
- Нужно её поймать, - командует Филипп, и они бегут за свинкой следом. Животное находится в гостиной за диваном, и Демиэн просто берёт её на руки.
- Флаффи? - слышат они откуда-то сверху, и как можно быстрее убегают, надеясь на то, что женщина, которая позвала питомца, не видела их.

- И что мы будем с ней делать? - спрашивает Демиэн, глядя на барахтающуюся в ванне свинку. Она визжит и пытается выбраться, но у неё не получается, и она просто бегает взад-вперёд.
- О, я знаю, что мы с ней сделаем, - предвкушающим тоном говорит Пип. Он выходит из ванной комнаты, но, спустя пару минут, возвращается обратно, и Демиэн видит в его руке большой кухонный нож, которым отец разделывает мясо.
- Ты что, собираешься убить её? - тревожно спрашивает Демиэн, глядя, как Пип помахивает перед ним острым лезвием.
- Знаешь, то, что сделаем Картману мы, - он интонацией выделяет последнее слово, - будет небольшой местью за то, что он сделал другим. Он навредил многим людям, Демиэн. Жестоко навредил, - Пип стоит над ним и ждёт.
- Хорошо, - соглашается Демиэн, встаёт с корточек и отходит от ванны, не уверенный, что выдержит зрелище. Флаффи жалобно визжит в последний раз, и он невольно зажмуривается, когда слышит звук всаживаемого в плоть ножа.

На следующий день Картман, к их счастью, всё-таки приходит в школу. Он выглядит необычно подавленным, его глаза опухли, и он всё время молчит.
Демиэн и Пип с нетерпением ждут обеденного перерыва и идут в столовую вслед за Картманом. Они встают в очередь и замирают, когда Шеф подаёт утирающему сопли Картману специальное блюдо "от тайного поклонника". МакКормик, Брафловски и Марш хором улюлюкают. Картман предсказуемо спрашивает, мол, что это, и повар отвечает, что его попросили оставить название блюда в секрете, но оно очень вкусное, потому Шеф не удержался и попробовал немного. Картман молча забирает поднос и даже не обзывает Шефа каким-нибудь словечком за то, что он сожрал кусочек его подарка.
Эрик садится за стол в компании друзей и пробует кусочек. Блюдо - простое филе с картошкой - оказывается неожиданно вкусным, и Картман сжирает почти половину, но затем в голове возникает тревожная мысль. Мясо кажется знакомым на вкус, но его названия он никак не может вспомнить. Его сердце начинает биться чаще, а нехорошее предчувствие из маленького превращается в огромный гниющий пузырь где-то внутри. Друзья замечают перемену на его лице и вопросительно смотрят.
- Попробуй, - настороженно приказывает Стэну Картман, пододвигая к нему своё блюдо. Стэн подцепляет кусочек вилкой и медленно жуёт его, ожидая подвоха.
- Какое это мясо? - спрашивает Картман, стараясь унять усиливающийся приступ истерии.
- Да, вроде, свинина, - напряжённо отвечает Стэн.
Сидящие неподалёку Демиэн и Пип видят, что Картман осознаёт всё слишком быстро и уже через секунду блюёт прямо на стол, одновременно заливаясь слезами. Пип тянет Демиэна за руку, и они как можно незаметней стараются уйти из столовой. Последнее, что они слышат, это рёв Картмана, который спрашивает у подбежавшего к нему Шефа, кто это сделал.

Их смех слышится в коридоре школы, и они в очередной раз забивают на занятия и приходят к Демиэну домой.
Филипп целует его прямо с порога, страстно, лаская его рот языком. Демиэн цепляется за его плечи, в очередной раз скидывает его берет, и тянет наверх, в свою комнату. Всю дорогу до кровати они целуются, Филипп блуждает ладонями по телу Демиэна, оглаживает ягодицы и на повороте у стены тесно прижимается к нему вставшим членом.
Филипп разворачивает Демиэна спиной к себе и опрокидывает на кровать, наваливаясь сверху. Он целует его шею, проводит языком по родинкам и оставляет засосы на бледной коже. Он трётся о Демиэна, и тот чувствует, что член Филиппа сквозь одежду упирается ему прямо между ягодиц. Демиэн выгибается, возбуждаясь от того, что его почти трахают, и Филипп, перестав гладить под футболкой его грудь, расстёгивает его штаны и обхватывает ладонью стоящий член.
Демиэн двигается навстречу ласкам и стонет. Они оба шумно дышат, двигаясь в быстром темпе. Филипп водит ладонью по его члену, оглаживая большим пальцем головку, а сам через одежду продолжает тереться о его ягодицы. Другой ладонью он хватает Демиэна под подбородок и зачем-то шепчет на ухо: "Ты мой". Демиэн стонет ещё громче, одной ладонью хватает Филиппа за задницу, заставляя двигаться жёстче, а в другой комкает покрывало. Краем глаза Филипп замечает, что предметы в комнате кружатся вокруг них, но ему некогда реагировать, потому что Демиэн изливается ему в ладонь, и сам он кончает следом.

Шеф почти сразу выдал Эрику описание внешности суки, которая убила его Флаффи. Сукой оказался Пиррип, и Картман, благодаря словам Кенни, почти сразу же догадывается, что тот снюхался с этим сатанинским ублюдком. Как отомстить последнему он не знал, но зато способ мести Пиррипу Картман придумал тем же вечером и поспешил его выполнять.

Филипп остаётся у Демиэна на ночь, они по очереди принимают душ, и Демиэн даёт ему своё бельё, естественно, чёрное. Они ужинают пиццей, смотрят старую версию "Кэрри" и засыпают прямо на диване.
Демиэн просыпается первым и обнаруживает, что лежит у Филиппа на груди. Он прислушивается к его дыханию и стуку сердца. Демиэн прижимается к нему на пару секунд, затем отстраняется и будит, потому что, оказывается, они опаздывают.
Картмана в школе нет, а одноклассники поглядывают на них, перешёптываясь. Демиэну это сразу не нравится, Филипп тоже кажется напряжённым, и весь день до конца уроков Демиэн готовится к самому худшему, что может придумать воспалённый мозг психа Картмана.

После занятий Филипп идёт к себе домой, чтобы проверить сестру и Джо, но обещает Демиэну вернуться. Перед дверью своего дома он находит два бумажных пакета и открытку. Филипп наклоняется и сначала читает открытку. "Питомник Южного Парка благодарит вас за кости для наших собак". Его сердце пропускает удар, и дрожащими руками он берёт один пакет. Внутри он обнаруживает череп. Череп смотрит на него пустыми глазницами, а на лбу у него маркером написано "Mrs". Миссис. Филипп ставит череп на лестницу и достаёт из второго пакета ещё один череп, на котором написано "Mr". Папа.
Филипп, задушено рыдая, прижимает один череп к груди, затем поднимает второй, горбится и со всей силы орёт, потому что боль, которая охватила его, невозможно сильная и нет смысла её сдерживать. Его крик проносится по улице, и к нему выбегают сестра и Джо, сразу начиная успокаивать.

Прождав Филиппа до самого вечера, Демиэн звонит ему. Тот просто просит его прийти и диктует адрес. Когда он приходит, Филипп севшим, охрипшим голосом рассказывает, что Картман раскопал могилу родителей, отдал их кости в питомник и оставил на пороге его дома подписанные черепа. Демиэн молча обнимает Пипа, и Филипп хватается за него и беззвучно плачет. Он весь дёргается, и Демиэна впервые обуревает невероятная злость на ебучего Картмана.

Из-за злости большинство своих действий Дэмиен помнит отрывочно. Вот он врывается в дом Картманов. Дверь разлетается щепки, а с лестницы на него смотрит сам Картман. Потом в памяти провал. Вот Картман, барахтаясь в воздухе, матерится и говорит, что отомстил за Флаффи. И снова провал. Они оказываются в школе, Демиэн закидывает побитого, покрытого кровью Картмана в подсобку, захлопывает дверь и силой мысли придвигает к ней автомат с шоколадками, стоящий чуть дальше по коридору.

Демиэн смотрит прямо, с зажатой в губах сигаретой. Он стоит напротив главного входа, засунув руки в карманы. Его чёрные, как угли, глаза оглядывают здание, подмечая пару трещин у второго окна справа, на втором этаже, а в голове его звучат слова Пипа: "Я ненавижу его так же, как и ты, но, в отличие от меня, у тебя есть возможность покончить с ним". Кое-где краска уже осыпалась, оставаясь там шелухой, сквозь неё виднелась ещё более старая и ещё более выцветшая, голубеющая в свете луны.
- Увидимся в аду, Картман! - кричит Демиэн, в его глазах полыхает пламя, а в голове не унимается голос Пипа: "Убей его! Убей!".
Сигарета, вылетев из его рта, падает и крутится, пепел от тлеющего кончика разлетается во все стороны, и к тому моменту, как она падает на землю рядом с чёрными кедами, отскакивая пару раз, старшую школу Южного Парка охватывает огонь. Его жар обдаёт Демиэна с ног до головы. Яркие языки выскакивают из окон, а чёрный дым столбом поднимается вверх. Демиэн внимательно смотрит, как полыхает пламя и, кажется, слышит крик сгорающего заживо Картмана. Старая охранница Нэн успевает выбежать через главный вход и стоит недалеко от него. Она рыдает, хватается за голову, и сквозь её всхлипы Демиэн слышит: "Что же это такое" и "Вызовите спасателей". Затем Нэн падает на колени, и, задрав голову, смотрит на пожираемое огнём здание и бормочет тихое, еле слышное: "МакКормик. Там остался Кеннет МакКормик".
Демиэн смотрит себе под ноги, тушит носком обуви всё ещё тлеющую сигарету Lucky Strike, в последний раз оглядывается на пламя, разворачивается и бредёт в сторону дома. Он думал, что если отомстит за Филиппа, то почувствует хотя бы удовлетворение, но только осознание содеянного тяжёлым грузом остаётся где-то внутри.
В голове его ясное осознание того, что он сделал что-то для Филиппа в первый и в последний раз.
Среди прочих людей, бегущих к объятому огнём зданию, он встречает уебанский теперь-больше-не-квартет Марша и Брафловски, горько ухмыляется в их сторону и идёт дальше.

На следующий день Демиэн заходит попрощаться. Он говорит, что отец хотел убить его и отправить обратно в Ад, но ограничился тем, что забирает его с собой в другой город. "Ты вернёшься?"- с надеждой спрашивает Филипп и слышит короткое "Нет". Филипп на него не злится, и ненадолго вглядывается в Демиэна, стараясь запомнить его как можно чётче. Высокий лоб, прикрытый чёлкой, следы от морщин между изломанными бровями, тонкий прямой нос на бледном лице, узкие пухлые губы с опущенными уголками и абсолютно чёрные глаза, полные сейчас горечи. Филипп немного наклоняет голову и целует его. Демиэн отвечает заторможено, затем отстраняется и уходит, не сказав ничего напоследок.

Он бредёт по улице, шурша подошвами кед, и впервые в жизни не знает, что будет делать завтра.

запись создана: 17.03.2014 в 07:09

@темы: sp

URL
Комментарии
2015-05-24 в 14:24 

генерал педоискатель
— Снять с тебя маску, и кто ты будешь? — Нищеброд, пидорас, мизантроп, анархист.
все круто, конечно, но когда Демиэн превращается в Дениэла... это что-то за гранью

2015-05-27 в 15:50 

синус
Люди в костюмах ебут друг друга
где?ಠ⌣ಠ

URL
2015-05-27 в 20:57 

генерал педоискатель
— Снять с тебя маску, и кто ты будешь? — Нищеброд, пидорас, мизантроп, анархист.
Я хотел предложить тебе стать моим партнёром и помочь мне мстить Картману, - говорит Дениэл и вопросительно смотрит на него.
и его сперма попадает на одну из любимых чёрных футболок Дениэла, оставляя на логотипе любимой группы белесые пятна, но Дениэлу абсолютно плевать

:dragon:

2015-05-28 в 12:20 

синус
Люди в костюмах ебут друг друга
генерал педоискатель, спасибо. не верится, что вы прочитали это. надеюсь, до конца?

URL
2015-05-28 в 20:32 

генерал педоискатель
— Снять с тебя маску, и кто ты будешь? — Нищеброд, пидорас, мизантроп, анархист.
до конца! потому что любимый пейринг. я себе как всегда какой-нибудь инсайд выбираю, чтобы по нему писали 1,5 землекопа
годно, правда

2015-05-29 в 08:40 

синус
Люди в костюмах ебут друг друга
генерал педоискатель, я вот тоже по дипу всё искала и искала И НИЧЕГО НЕ НАШЛА МОЖЕТ ВЫ ЧТО ПОСОВЕТУЕТЕ? МНЕ ПРАВДА ОЧЕНЬ НАДО

URL
2015-05-29 в 22:20 

генерал педоискатель
— Снять с тебя маску, и кто ты будешь? — Нищеброд, пидорас, мизантроп, анархист.
ой хосспаде... я вот искала и наткнулась на ваш, о чем вы))

     

главная